Апр
21

Важным событием политической жизни Франции стали выборы в Учредительное собрание, которому предстояло подготовить новую конституцию. Содержание будущей конституции, а также вопросы о правах и полномочиях Учредительного собрания явились предметом упорной борьбы.

Коммунистическая партия и ВКТ считали, что Учредительное собрание должно обладать максимально широкими полномочиями. Партия радикалов предлагала вообще его не созывать и восстановить действие отмененной правительством Виши Конституции 1875 г. Генерал де Голль рекомендовал вынести вопрос о созыве Учредительного собрания и его полномочиях на референдум, который не проводился во Франции с 1870 г.

От имени Временного правительства он внес проект, согласно которому срок работы будущего Учредительного собрания ограничивался семью месяцами. Помимо полномочий на разработку конституции, Учредительное собрание получало право издавать законы, утверждать бюджет, определять программу и состав правительства. Оно назначало главу правительства и могло отправить его в отставку, но лишь в результате сложной процедуры и принятия абсолютным большинством специальной резолюции недоверия. Социалистическая партия, МРП и правые группировки Сопротивления поддержали этот проект.

21 октября 1945 г. во Франции состоялись первые после освобождения всеобщие выборы и одновременно референдум по вопросу об Учредительном собрании. Выборы проводились в один тур по пропорциональной избирательной системе, потому что де Голль считал, что в новых условиях мажоритарная система «неминуемо обеспечила бы первенство Коммунистической партии». Возрастной ценз снизился до 20 лет.

Впервые право избирать и быть избранными получили женщины и военнослужащие. Выборы проходили в обстановке высокой политической активности. В них участвовало 80% от общего числа избирателей — немногим меньше, чем в годы правления Народного фронта. В ходе референдума 96,4% избирателей высказалось за отмену Конституции 1875 г. и созыв Учредительного собрания, 66,3% избирателей согласилось с проектом организации власти, предложенным де Голлем.

Апр
12
Filed Under (История) by author on 12-04-2006

В обстановке экономического подъема состоялись парламентские выборы 1928 г. Они снова проводились по мажоритарной системе, в два тура. Радикалы и социалисты опять выступали совместно, а коммунисты, как и в 1924 г., выдвинули собственных кандидатов. В соответствии с рекомендациями Коминтерна они вели избирательную кампанию под лозунгом «класс против класса».

Этот лозунг, впервые провозглашенный Гедом в конце XIX в., означал, что ФКП, как выразитель интересов рабочего класса, противостоит всему классу буржуазии и всем остальным партиям, которые, по мнению коммунистов, выражали интересы буржуазии. Не имея союзников, компартия потеряла почти половину своих депутатских мандатов; ее фракция сократилась с 26 до 14 депутатов.

Радикалы и социалисты тоже потерпели поражение. Большинство мест в парламенте получили правые партии, использовавшие успехи и авторитет Пуанкаре. Теперь они уже не нуждались в поддержке радикалов для того, чтобы сформировать правительство.

В свою очередь, радикалы считали бесполезным дальнейшее пребывание в правительстве, где преобладали правые партии. Коалицию «национального единения» сменило правительство правых, которое до 1922 г. возглавлял Пуанкаре, а после его тяжелой болезни и отставки — Бриан и видный деятель Демократического альянса Андре Тардье.

Одной из главных целей внешней политики Франции в годы правления коалиции «национального единения» и правых партий было объединение капиталистических государств Западной Европы на основе франко-германского сближения. В 1926 г.

Германия стала членом Лиги Наций. В 1928 г. в результате переговоров Бриана с государственным секретарем США Ф. Келлогом был подписан пакт Бриана — Келлога, официально именовавшийся Парижским договором о воспрещении войны в качестве орудия национальной политики.

Подписавшие его государства заявили, что они «осуждают метод обращения к войне для урегулирования международных конфликтов» и будут решать спорные вопросы мирными средствами.

Советский Союз присоединился к пакту Бриана — Келлога, но отметил при этом ряд его недостатков, в том числе отсутствие каких-либо гарантий его выполнения. Действительно, большинство государств впоследствии не выполнило своих обязательств, и пакт Бриана — Келлога остался лишь декларацией.

В сентябре 1929 г. Бриан выступил в Лиге Наций с новой политической инициативой. Он предложил создать «пан-Европу», т. е. объединить европейские капиталистические государства и установить между ними «нечто вроде федеральных уз».

Вскоре французское правительство представило конкретный проект создания «Европейского федерального союза», согласно которому европейские страны должны были постепенно ликвидировать таможенные барьеры в целях создания «общего рынка» и согласовывать свою политику в духе Локарнских соглашений и «европейского единства».

Проект «пан-Европы», который был предшественником послевоенных «европейских» проектов и благодаря которому Бриан получил прозвище «отец Европы», вызвал критику со стороны Англии, США, Италии и других государств, считавших, что его реализация приведет к преобладанию Франции на Европейском континенте.

Даже Германия, на поддержку которой рассчитывал Бриан, одобрив на словах проект «пан-Европы», одним из условий его осуществления поставила достижение предварительного политического урегулирования в Европе, т.е. фактически отклонила это предложение.

В связи с продолжавшимся франко-германским сближением произошли существенные изменения в системе выплаты репараций. В 1929—1930 гг. «план Дауэса» был заменен новым репарационным планом, разработанным международным комитетом экспертов под руководством американского банкира Юнга (который, как и Дауэс, был связан с банком Моргана).

Согласно «плану Юнга», ежегодные репарационные платежи постепенно снижались с 2,5 млрд. до 890 млн. марок, но Германия должна была платить репарации вплоть до 1988 г. Все формы иностранного контроля над выплатой репараций отменялись.

Приняв «план Юнга», Франция летом 1930 г. полностью вывела свои войска с левого берега Рейна. Чтобы обеспечить свою безопасность в новых условиях, она решила построить гигантскую укрепленную линию вдоль франко-германской границы.

Строительство этой линии, получившей название «линия Мажино» (по имени инициатора проекта, военного министра Андре Мажино), ознаменовало переход французской армии к оборонительной доктрине. Строительство «линии Мажино», потребовавшее огромных расходов, продолжалось вплоть до Второй мировой войны, но так и не было завершено. Границу между Францией и Бельгией «линия Мажино» вообще не защищала.